Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 23 октября 2010 г.

Айк ШАКАРЯН: "Армянский джаз уперся в тупик!"

Айк ШАКАРЯН — один из тех редких музыкантов, которым удалось еще в очень молодом возрасте вырваться из “тени известного родителя”. Неординарность мышления, музыкальная культура, глубина композиторской мысли и ее непривычная, подчас неожиданная интерпретация — все это с первых шагов безошибочно определяло в нем перспективную персону в музыке. Было ясно, что природа не только не намеревается отдыхать на сыне подвижника армянского джаза — композитора Степана Шакаряна, но и продолжает совершенствовать свое творение.

Несмотря на общность приоритетов, отец и сын — два разных как по музыкальным взглядам, так и по избранной жанровой стилистике творца. Хотя в одном они похожи — и тот и другой сегодня, увы, не востребованы так, как хотелось бы — как они (да и мы) того заслуживают. Что это — булгаковское “ну и хорошо, что не печатают” или преднамеренно избранная политика в отношении ненавистного шоу-бизнеса? Чем объясняется их сегодняшняя пассивность?

— Что касается меня, то раньше моя работа была связана с выступлениями в клубе “Малхас”, ну и в парочке других. Однако менеджеры этих клубов вскоре нам живо объяснили, что не хотят из-за нас терпеть убытки — наш джаз, мол, малоприбылен. Так что пока известная радиостанция не уставая повторяет "քաղաքը ջազ է լսում", мы пребываем в невостребованном состоянии.

— Что ж так возмутило этих “менеджеров”? В их представлении джаз все еще музыка толстых?

— Джаз — музыка идущая и ведущая вперед. У нас же она уперлась в стенку и топчется на месте. Стенку эту составляют люди, которые застолбили свои позиции метров и нипочем не хотят их сдавать. Я не хотел бы называть имен, они и так всем известны и понятны. Они ежедневно поражают заезжих нуворишей и прочих толстосумов, именующих себя элитой города, тремя-четырьмя на зубок заученными произведениями. Играют весьма недурственно. Но попытайся вытянуть их на сейшн, предложи сыграть с ходу что-то другое, что-то новое, как былой задор да удаль тут же рассеются и всем предстанет истинная картина.

Господь с ними, джаз-музыка свободная, каждый волен играть так, как хочет, да и экспериментировать вволю. Но! Вся беда в том, что помимо всего эти “товарищи” — монополисты джазового рынка. Эдакие люди-бренды. С ними советуются, кого привести в Ереван, кого и как лучше и легче продать... Концерты джазовых звезд зачастую проходят при насильственно заполненных залах. Не забуду выступление группы “Шакатак” — звук был отвратительный, а заполенность ограничивалась лишь партером. Ужас!

Я уже не говорю о кустарных комментариях напыщенных доморощенных писак в нашей прессе. Мало того что статью пишет человек, не имеющий какого-либо музыкального образования, кроме “магнитофонного”, так возникает еще и ощущение, что эти оды-аллилуйи выходят в свет лишь после многократного редактирования со стороны “ведущих джазменов”.

— А в чем сегодня реально нуждается армянский джаз?

— Прежде всего в грамотной аудитории, точнее, в ее воспитании. А в идеале — в создании профессионального качественного джаз-клуба!

— Ты считаешь, что он имеет шанс окупиться в подобных условиях?

— Да, если этим займутся настоящие профессионалы — конечно, при господдержке. Причем совсем не обязательно приглашать сюда мировых звезд за баснословные суммы и потом выставлять астрономические цены на билеты. Необходимо создать условия, чтобы наши музыканты вновь смогли заниматься любимым делом и делали бы это с большей самоотдачей. Необходимо выработать систему, ограничивающую попадание серости и “старьевщиков” в профессиональное музыкальное поле!

Вы посмотрите, что творится в консерватории — в кузнице будущих музыкальных кадров. Где они, эти кадры? Сегодня это идеальнейший пример того, как нельзя относиться к музыке. Причем как со стороны учеников, так и преподавателей.

А теперь давайте обратимся к тому, что собой представляет Минкульт Армении. Если вы захотите проявить хоть минимум индивидуальности — рискнете обратиться в это ведомство в надежде получить какую-либо поддержку своему начинанию, вас затаскают по кабинетам. Причем там вам придется общаться с людьми, далекими не только от культуры, но и от желания ею заниматься в целом. Диагноз — местечковость.

— То есть, говоря словами того же Левона Малхасяна " քավոր սանիքի երկիր էնք "?

— Да, в этом я с ним солидарен. Весьма самокритичное знание проблемы изнутри: элементы протекционизма не пощадили и этот клуб...

— Отвлечемся от джаза. За последние годы мы переняли у российской эстрады все, что только возможно было перенять. И, естественно, больше плохого, чем хорошего.

— И абсолютно забыли, что у нас есть своя культура, свои корни... Сегодня агрессивные соседи пропагандируют нашу музыку и наши же инструменты намного активнее нас самих. С одной лишь поправкой — они позиционируют все это как свое. Оно и понятно: мы не пользуемся — пользуются другие. Вот и приходится мириться с той мыслью, что наша культура и продолжает-то свое существование исключительно за счет таких проекций или, если хотите, симбиозов, как тот же армянский джаз.

...Наше современное искусство развивается в сегменте “субкультуры”, где все делается на потребу какого-то непонятного, неоформленного вкуса и каких-то сиюминутных зрительских импульсов. Хоть я по натуре оптимист, однако считаю, что наша культура находится в каком-то застоявшемся, окаменелом состоянии. Думаю, так долго продолжаться не может — необходим новый взрыв!

— Фестивали, концерты и т.п. не способствуют этому, как ты говоришь, взрыву в более гуманной форме?

— Один за другим проводятся концерты раскрученных до невозможности брендов как в джазовой, так и в рок-музыке. В итоге за бортом остается не только настоящая джаз-публика, которой не по карману такое удовольствие, но и те, кого бы стоило заинтересовать этой музыкой, чтобы спасти и вытащить из попсы и прочей низкопробной дряни. Получается, что чисто визуально страна живет насыщенной концертной жизнью, только толку от этого почему-то никакого.

— Какую роль сыграл минкультовский указ об обязательном “живом” исполнении?

— Этот указ привел к тому, что попса за неимением внутренних ресурсов в виде инструменталистов обратилась-таки к серьезным музыкантам. Если приглядеться, на их выступлениях где-то там, “на задках”, а то и на подпевках работают в основном неплохие джазмены. Практически во всех проектах, которые идут по ТВ в живом эфире, участвуют музыканты из биг-бендов, из джаз-бендов, из группы “Тайм репорт” и т.д. Музыканты, имеющие европейское и даже мировое звучание, вдруг оказываются в роли аккомпаниаторов у людей с сомнительными способностями и еще более сомнительной артистической репутацией. Ничего хорошего в этом смысле я не вижу, потому что для джазового музыканта — это низведение своего творческого уровня до “плинтуса”. Для попсы одним концертом больше, одним меньше — они свою деньгу зашибают на все тех же крестинах и свадьбах. Серьезным музыкантам, попавшим в эти ряды, я перестаю верить.

— А что думает обо всем этом Союз композиторов?

— Сегодня этот механизм полностью атрофирован. Финансирование сверху сродни манне небесной. Причем манна эта, как правило, оседает в заранее подготовленных для этого оазисах. В результате творческий поиск сведен к банальной добыче хлеба насущного. О каком творчестве, о каких моральных ценностях, о каком искусстве и национальной культуре может быть речь в таких... далеко не культурных условиях?..

Комментариев нет:

Отправить комментарий